Сменили Жданова  на Брамса
Фото из архива автора

Сменили Жданова на Брамса

17.02.2024 09:00

35 лет назад на карту Калининграда стали возвращаться кёнигсбергские улицы

В январе 1989-го пятница, 13-е, стало несчастливым днем для Андрея Александровича Жданова. Точнее, для памяти об этом соратнике Сталина. В тот день Центральный Комитет Коммунистической партии Советского Союза принял постановление об отмене правовых актов, связанных с увековечением его имени.

Как известно, во времена горбачевской перестройки в числе прочего пошел процесс переосмысления недавнего прошлого. Одним из первых взялись за Жданова, начав изображать вчерашнего «видного государственного деятеля» каким-то монстром.

Впрочем, в ЦК КПСС формулировали иначе: «В партийные и советские органы, средства массовой информации поступают многочисленные обращения трудящихся с предложениями отменить правовые акты, увековечивающие память А. А. Жданова». Центральный Комитет «обстоятельно изучил этот вопрос». В результате чего было «установлено», что Жданов - один из организаторов массовых репрессий в СССР 30-40-х годов в отношении ни в чем не повинных граждан. И потому несет ответственность за допущенные в тот период преступные действия, нарушения социалистической законности.

Как следствие было высочайше предложено «разувековечить» память о Жданове по всей нашей необъятной Родине. При этом ЦК назвал пять конкретных адресов. В черный VIP-список попал и представитель Калининградской области - училище инженерных войск имени Жданова (в 1995 году его перевели в Кстово, а на месте, где располагалось училище, ныне находится пограничный институт).

Несмотря на «многочисленные обращения трудящихся», не везде торопились сбросить Жданова с парохода современности. Кое-где его и вовсе не тронули. Так что и сейчас есть в России «ждановские» улицы, поселки и даже озера. А что на крайнем западе страны?

Была такая штрассе…

Упомянутое в постановлении училище инженерных войск по-военному четко уже вскоре рассталось с именем Жданова. Без народных волнений обошлось и в Полесском районе: был колхоз имени Жданова - стал «Нива». Но вот из-за носящей его имя улицы в областном цент­ре калининградцы тогда пошумели. Потому что в этом случае на процесс десоветизации наложилось другое явление, которое сегодня нередко именуют «германизацией».

Четыре десятилетия в Калининграде, говоря о местной истории, старались не упоминать период «от Адама до Потсдама». Вроде как жизнь началась здесь лишь в сорок пятом. Свидетельства немецкого прошлого по возможности стирались.

Объявленная Горбачевым гласность открыла шлюзы и довоенной истории янтарного края. И вот на волне активного познания прошлого в горисполком Калининграда обратилась инициативная группа, предложившая увековечить имя немецкого композитора Брамса. Да не просто назвать в его честь одну из улиц: имя следовало вернуть на историческое место - туда, где в Кёнигсберге пролегала Брамс штрассе.

Многие кёнигсбергские улицы в ходе проводимых в городе реконструкций исчезли с лица земли. Брамс-штрассе уцелела. Однако носила другое имя. А именно - Жданова. Таким образом инициаторы хотели убить сразу двух зайцев. И от Жданова избавиться, и «восстановить историческую справедливость» хотя бы на одной отдельно взятой улице.

Начались бурные дискуссии. Менять свое, родное на чужое, да еще немецкое?!.. Уже одно это у многих вызывало протест. Не говоря о том, что перестроечные страшилки про Жданова убеждали далеко не всех. Возникла альтернатива: может, переименуем улицу Жданова в честь Донелайтиса? Но и этот вариант не устроил оппонентов. Да, Донелайтис - классик литовской литературы. Только ведь что еще хотят увековечить, назвав улицу его именем? А то, что он учился в Кёнигсберге. Ну и зачем, недоумевали противники, устраивать в Калининграде подобные мемориалы в память о несуществующем городе?

Астроном обошел музыканта

Между тем параллельно обсуждалось и предложение нанести на карту областного центра улицу Бесселя. Причем чтобы она появилась тоже на своем историческом месте.
Эта идея также не у всех вызывала одобрение. Дескать, великий астроном у нас и без того не забыт, любой советский школьник его знает. Однако главный аргумент против был тем же, что и в случае с Брамсом-Донелайтисом: ни к чему нам мемориалы, педалирующие немецкое прошлое города.

Тем не менее в январе 1989-го улица Бесселя все-таки появилась. Вместо Музейной. Одни возмущались: «Прогибаемся перед немцами». А другие ликовали: в Калининграде улице вернули имя, которое она носила в Кёнигсберге! Тем самым получается, что история города началась все-таки не 9 апреля 1945-го.

Впрочем, прецедент с улицей Бесселя не особо продвинул появление улицы Брамса. Что понятно. Одно дело переименовать аполитичную Музейную улицу, где к тому же не наблюдалось никаких музеев. И совсем другое - переименовать улицу Жданова.

К слову, в Калининграде фигура Жданова особенно заботила общество «Солидарность». Была такая группа граждан с активной жизненной позицией. Заявляли они о себе на каждом углу и по любому поводу. А в своей программе сразу поставили архиважный вопрос: переименовать «ждановские» улицу и училище! Вот, оказывается, где крылись корни тогдашних наших бед. Кстати, «Солидарность» почему-то не беспокоило хозяйство в Полесском районе, носящее имя «сталинского сатрапа». Видимо, городские активисты были не в курсе о существовании там колхоза имени Жданова.

Именные страсти

«Окопавшиеся» в органах власти противники переименования улицы Жданова, как могли, тормозили эту инициативу. Мол, в подобных вопросах спешить не следует. Мало ли что где пишут о Жданове. Давайте-ка дождемся официальной оценки этой личности.

И в итоге дождались - упомянутого выше «антиждановского» постановления ЦК КПСС, публикация которого состоялась 18 января 1989-го в «Правде», главной газете страны. После этого крыть было нечем. Тем не менее горожанам предложили еще подумать, ведь Москва все же не требовала переименовать. Но большинство откликов было не в пользу Жданова. И в марте 1989-го горисполком принял-таки решение присвоить улице имя Брамса.

Заметим, на финальном этапе тоже активно продвигалась альтернатива - причем отказать там было сложнее, чем с Донелайтисом. Улицу Жданова было предложено переименовать в честь земляка-космонавта Виктора Пацаева. И хоть даже таким вариантом инициаторам не удалось перебить Брамса, Пацаева в итоге тоже не обидели. Его имя с 1989 года носит бывшая улица Юридическая.

А тем временем особо «опруссевшие» калининградцы требовали уже и Калининград сделать снова Кёнигсбергом. Другие, осознавая сомнительность переименования «взад», пытались придумать для города новое название. Пожалуй, вершина этого творчества - Иммануильск…

Однако даже в самые смутные годы противников переименования было больше. Показателен случай, имевший место в 1990-м. На лобовой обшивке одного из троллейбусов вдруг появилась аршинная надпись - «Кёнигсберг». И в таком виде он вышел на маршрут № 6. «Новые кёнигсбержцы» из троллейбусного депо, очевидно, полагали, что горожане будут в воздух чепчики бросать, увидев это зрелище. А калининградцы оборвали телефоны в инстанциях, негодуя: «Разве наш город переименован?!» В общем, надпись на троллейбусе была оперативно закрашена.

Вместо послесловия

Потом много еще было всякого на эту тему. Тем не менее до «онемечивания» названий населенных пунктов все же не дошло. Да и процесс «реставрации» довоенных названий улиц заглох.

Что же касается Жданова, то угар перестройки, к счастью, давно позади. И сегодня о роли этого руководителя в истории страны отзываются, как правило, иначе. Что, впрочем, тема уже отдельного разговора.

Владислав Ржевский
Количество просмотров: 319