Пандемия нанесла серьезный ущерб всем религиозным организациям
Фото Вячеслава Прокофьева / ТАСС

Пандемия нанесла серьезный ущерб всем религиозным организациям

22.06.2020 11:07

На канале «Россия 24» в передаче «Церковь и мир» председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата  митрополит Волоколамский Иларион ответил на вопросы ведущих и телезрителей и рассказал о том, какая поддержка оказывается храмам и священнослужителям.

- Более двух месяцев храмы были закрыты, что не могло не сказаться на их финансах. Церкви, как известно, содержатся на пожертвования людей. Как РПЦ собирается эту ситуацию исправлять, откуда она будет брать эти компенсационные резервы?

- В этой ситуации оказалась не только Русская Православная церковь, но и все религиозные организации, помощь которым приходит с разных сторон, в том числе от государства и от представителей бизнеса. Госдума приняла законопроект, по которому религиозные организации и НКО освобождаются от налога и страховых взносов за второй квартал 2020 года,  - это очень существенная помощь. Кроме того, принято решение, что благотворители будут освобождаться от уплаты подоходного налога за те суммы, которые они жертвуют на религиозные организации.

Есть и целый ряд инициатив, которые пришли от наших благотворителей. Например, было сделано пожертвование, которое позволит выплатить зарплаты московским священникам за два месяца. 

Кроме того, каждая религиозная организация принимает какие-то свои внутренние меры для того, чтобы минимизировать потери. В частности, по решению Патриарха на 25% сокращена сумма отчислений от епархий, ставропигиальных монастырей и московских приходов в общецерковную казну, что, конечно, скажется на тех церковных учреждениях, которые получают дотации от общецерковной казны. Это, прежде всего, церковные учебные заведения и синодальные отделы, которые сейчас пересматривают свои сметы в сторону сокращения, чтобы, опять же, минимизировать потери.

Церковь приравнивает аборт к убийству

- Уполномоченный при Президенте по правам ребенка Анна Кузнецова (кстати, на днях она стала мамой в седьмой раз) предложила сократить финансирование клиник, которые проводят аборты, а также ограничить в аптеках продажу препаратов для прерывания беременности. Что вы думаете по этому поводу?

- Я поддерживаю эти инициативы. Хотел бы со своей стороны сердечно поздравить Анну Юрьевну с рождением седьмого ребенка: думаю, ее пример очень убедительно показывает, что можно давать жизнь детям, в том числе многочисленному потомству, и при этом оставаться, например, государственным чиновником и эффективно вести свою работу.

Когда говорят о том, что сокращение финансирования на производство абортов увеличит число нелегальных абортов, то, на мой взгляд, это хромая логика. Это примерно то же самое, что сказать: давайте узаконим убийство, чтобы у нас не было криминальных убийств. С точки зрения Церкви (но не с точки зрения светского права) аборт приравнивается к убийству. И мы убеждены в том, что каждый человек имеет право на рождение, право на жизнь. Поэтому любые меры, которые могут привести к сокращению числа абортов, мы приветствуем. Естественно, что эти меры должны приниматься разумно, после консультации с медицинскими работниками.

Мы должны делать все от нас зависящее для того, чтобы дать как можно большему числу людей появиться на свет.

- В нашей стране все равно остаются женщины, которые после рождения отказываются от ребенка, и тогда в дело вступают органы опеки. Омбудсмен Анна Кузнецова считает, что этот институт нужно в корне реформировать. Знакомы ли вы с ее предложениями? Согласны ли с ними? В последнее время в нашей стране многие  истории, в которых фигурируют органы опеки, действительно сопряжены с какими-то скандалами. Чем вы это объясните?

- Это можно объяснить тем, что в ряде случаев органы опеки не справляются со своими обязанностями или подходят к ним формально. Мы очень часто слышим о том, что произошла какая-то трагедия в семье, и при этом органы опеки на эту семью не обращали никакого внимания. А с другой стороны, мы слышим о том, как изымают из семьи детей из-за того, что в холодильнике апельсинов не нашлось, или из-за того, что у дома крыша протекала.

Думаю, система, которая сейчас существует, действительно нуждается в очень серьезном реформировании. Потому что, с одной стороны, мы все заинтересованы в том, чтобы защитить наших детей от домашнего насилия, от произвола, но, с другой стороны, мы все заинтересованы в том, чтобы у нас были крепкие семьи, чтобы родители могли спокойно воспитывать своих детей без оглядки на каких-то посторонних лиц, которые могут в любой момент вторгнуться в их жилище и начать проверять холодильники.

- Каким, на ваш взгляд, может быть критерий, по которому органам опеки можно забрать ребенка из семьи?

- Я думаю, что единственным критерием может быть домашнее насилие. Если ребенок подвергается насилию, если родители или один из родителей страдают алкоголизмом в хронической форме, если пребывание в семье опасно для здоровья и жизни ребенка, тогда по итогам расследования можно принимать такое решение. А если в семье недостаточно апельсинов в холодильнике, то это повод не изымать ребенка из семьи, а, скорее, позаботиться о ней, предоставить материальную помощь и подумать о том, чтобы создать условия для развития ребенка именно в этой семье.

Если у вас есть вопросы, которые вы хотите задать священнику, присылайте их на нашу эл.почту vt-39@mail.ru и по Вайберу на тел. 8­909-796­00-00, или в группы газеты «Вечерний трамвай» в социальных сетях ВКонтакте и Фейсбук. Мы переадресуем эти вопросы в Калининградскую епархию или в другую религиозную организацию в зависимости от вашего вероисповедания.

Дмитрий Ильин
Количество просмотров: 262