Мы наш, мы новый край построим!
Фото из архива автора

Мы наш, мы новый край построим!

15.08.2022 09:00

Председатель Совета министров СССР Алексей Косыгин сыграл важную роль в судьбе Калининградской области

55 лет назад именно он поставил точку в затянувшихся спорах вокруг главного символа Кёнигсберга - Королевского замка. А еще раньше, 75 лет назад, в пожарном порядке выводил бывшую Восточную Пруссию из кризиса. Но связь его с этой землей возникла раньше.

10 февраля 1946-го советский народ избирал депутатов в Верховный Совет СССР. Еще не существовало Калининградской области, этот район считался Особым военным округом. Тем не менее здесь тоже было решено провести выборы, которые - самые первые - стали важным шагом по утверждению новой жизни в «неметчине». В свое время эту страницу в летописи янтарного края специально изучала архивист Тамара Прошина.

- Косыгин от нас был выдвинут в Совет национальностей, - рассказывала Прошина. - В выборах приняли участие 100 процентов избирателей, «за» проголосовало 98,8 процента.
Так 42-летний глава правительства РСФСР Косыгин стал еще и депутатом Балтики, как говорили раньше. А к лету 1947-го, когда ему пришлось срочно поехать в «свой» регион, он был уже кандидатом в члены Политбюро (высший орган власти) и замом председателя Совета министров СССР. Главное же - его ценил Сталин, ласково называя Косыгой.

Дан приказ ему на запад

Наверное, в карьерном росте помогало и «правильное» происхождение - сын питерского токаря. Только все же важнее явно было то, какой светлой оказалась голова у мальчика из бедной рабочей семьи.

В 1919 году он добровольно вступил в ряды Красной Армии. Демобилизовавшись в 1921-м, отучился в кооперативном техникуме. Поработав «на земле» в Сибири, в 1930-м окончил текстильный институт, после чего быстро пошел в гору. Разносторонние знания в нем на редкость сочетались с практической хваткой. Так, это он руководил эвакуацией предприятий, когда началась война, потом был уполномоченным Государственного комитета обороны в блокадном Ленинграде. Ну а в июне 1947-го - возглавил комиссию, которой поручили разобраться в том, как оперативно помочь Калининграду.

Поводом для командировки стало письмо руководителя Калининградского обкома ВКП(б) Петра Иванова. Новая советская область, учрежденная на месте разоренного края, нуждалась в поддержке центра (на селе от голода умирали уже даже наши переселенцы, не говоря о бесправных немцах). И 28 мая 1947-го Иванов решился сообщить Сталину о критическом положении дел в самом западном регионе.

Три недели спустя после письма его автор застрелился… А комиссия Косыгина работала. И по горячим следам ее визита, в частности, уже 21 июля 1947-го вышло постановление о восстановлении Янтарного комбината. Вообще же по итогам работы комиссии регион был включен в пятилетний план восстановления и развития народного хозяйства СССР.

А калининградцы еще долго обращались за помощью лично к Косыгину. Например, трест «Сельэлектро» писал Алексею Николаевичу: «Просим дать указание пересмотреть наше штатное расписание и разрешить организацию дополнительно межрайонных контор - в Гусеве и Советске». Или вот телеграмма от главы обкома Владимира Щербакова, который сменил покончившего с собой Иванова: «В детдомах области - 3600 детей, в приемниках - 200. Отпущено пайков - 3500. Прошу вашего распоряжения об увеличении количества пайков до 3800».

В Северных Сочи - не прусские ночи

Запомнилось и то, что будучи в Светлогорске, Косыгин назвал его так: Северные Сочи.

- Это меткое определение подчеркивает значение курорта для всей страны, - говорили у нас. Благодаря помощи центра былой прусский Раушен, переименованный в Светлогорск, становился все лучше. Хотелось, чтобы эти перемены оценил и Косыгин. Но он приехать снова смог лишь в 1965 году.

Тогда Косыгин был уже вторым человеком в стране - руководил правительством СССР. И к нам вырвался на пару дней, чтобы вручить Балтийскому флоту второй орден Красного Знамени, которого тот удостоился в ознаменование 20-летия Победы.

Прилетел Косыгин в субботу, 24 июля 1965-го, накануне Дня Военно-морского флота. Покинув борт Ил-18, гость отправился в Балтийск. Там в летнем театре состоялось торжественное собрание. Косыгин лично прикрепил орден к флотскому знамени - и БФ стал Дважды Краснознаменным.

На другой день председатель Совета министров СССР стал почетным гостем на морском параде в Балтийске, затем - на спортивном празднике, устроенном на городском стадионе. После чего по пути к самолету еще заехал в рыболовецкий колхоз «За Родину», где пообщался с тружениками моря.

- До свидания, дорогие товарищи калининградцы, большое спасибо за встречу! - сказал он, стоя на трапе уже на аэродроме. А всего через два года вдруг нанес новый визит.

Снесите это немедленно

В августе 1967-го Косыгин отдыхал в Паланге. По словам старожила области Вячеслава Макарова, который тоже был там, VIP-отдыхающий вел себя демократично. Так, зеваки могли наблюдать, как он и первый секретарь ЦК Коммунистической партии Литвы Антанас Снечкус играли в волейбол.

- Потом мы встретились на улице, - вспоминал Макаров, - Косыгин спокойно шел как простой смертный, даже охраны не было видно.

А 15 августа 1967-го председатель Совета министров СССР, возвращаясь с отдыха, нанес визит к нам. Из Паланги до границы области его доставили литовские товарищи, с нашей стороны высокого гостя ждала обкомовская «Чайка».

Поскольку визит был неофициальным, Косыгин позволил себе в тот день быть одетым в спортивный костюм. Не секрет, что человек он был скромный и старался собственным примером поддерживать отечественного производителя. Правда, такой облик исключал возможность протокольной съемки. Широкие массы не должны были видеть второе лицо государства в столь «неформальном» виде.

За день Косыгин успел немало. Побывал в Зеленоградске, на самых важных стройках и в Рыбном порту, объехав все значимые исторические места Калининграда, возложил венок к мемориалу 1200 гвардейцам. Кроме него из пассажиров в машине находились первый секретарь обкома КПСС Николай Коновалов и его помощник Николай Иванов.
В какой-то момент за окнами авто показались развалины Королевского замка. Как много лет спустя рассказал мне помощник Коновалова, когда «Чайка» проносилась мимо руин, Косыгин произнес: «Этот гнилой зуб пора вырвать. А на его месте следует построить новое современное здание».

Коновалов воспринял это указание с чувством глубокого удовлетворения - у нас он был главным сторонником сноса: в Калининграде «фашистскому» замку не место! Уже вскоре начался демонтаж последних обломков, чтобы расчистить место для новой площади перед будущим Домом Советов.

А Косыгин в тот приезд еще вспоминал о том, какое тягостное впечатление произвела на него область в 1947 году. И радовался, что основа развития региона, заложенная тогда, оказалась прочной.

Владислав Ржевский
Количество просмотров: 622