«Красная графиня» вернулась не одна
Фото из архива автора

«Красная графиня» вернулась не одна

27.06.2022 09:00

30 лет назад Марион Дёнхофф открыла в Калининграде воссозданный памятник Канту

Эта удивительная женщина родилась 2 декабря 1909-го в семейном поместье Фридрихштайн (ныне - поселок Каменка под Калининградом). Прогрессивная графиня из старинного прусского рода фон Дёнхофф не «фонила», именуя сама себя без дворянских завитушек. Просто Марион Дёнхофф. Но несмотря на весь свой демократизм, простушкой эта аристократка отнюдь не была.

После гимназии в Потсдаме, где наша героиня была единственной представительницей слабого пола в классе, умная, яркая и независимая девушка вместо того, чтобы думать о замужестве, поступила в университет во Франкфурте-на-Майне (к слову, в том же 1932 году он стал имени Гёте). Причем поступила на «неженский» экономический факультет, увлеченно погрузившись в политэкономию, тоже считавшуюся уделом мужчин. А потом еще защитила диссертацию по теме 500-летней истории родного Фридрихштайна. За что получила степень доктора общественно-политических наук.

Также Марион Дёнхофф в ту пору много путешествовала. И опять же - объехав полмира, не просто колесила по странам и континентам, а изучала жизнь и людей. Однако в конце 30-х пришлось вернуться в Восточную Пруссию, приняв управление родовыми имениями Фридрихштайн и Квиттайнен (польские Квитайны недалеко от границы Калининградской области). Так, занявшись хозяйством, доктор наук начала проверять экономические теории практикой. Кроме того, она взяла под свое крыло сыновей умершей сестры.

Пришедших к власти нацистов Марион Дёнхофф сразу приняла в штыки, никогда этого не скрывая (отсюда и прозвище «красная графиня»). Она гордилась тем, что порог ее дома не переступал ни один «коричневый». А еще - участвовала и в антигитлеровском заговоре в 1944 году, лишь чудом избежав общей участи. Никто из друзей ее не выдал…
Тогда же у Марион Дёнхофф начался и почти детективный «роман с Кантом».

Беглый философ на даче Геринга

По просьбе хранителя музейных ценностей Кёнигсберга осенью 1944-го она перевезла к себе памятник философу, который стоял возле университетского здания и мог пострадать от бомбежек. Во Фридрихштайне был парк со скульптурами. Так что Кант на новом месте вписался в ландшафт органично.

Когда 13 января 1945-го началась Восточно-Прусская операция, Марион Дёнхофф была в имении Квиттайнен.

«Если придется встретиться с русскими, пусть это будет в родном доме», - и она верхом поехала в Эльбинг (Эльблонг). Ехала, разделяя все тяготы путешествия в потоке беженцев на 20-градусном морозе. А добравшись, наконец узнала: поезда на восток уже не ходят. И отправилась на запад, думая, что никогда больше не увидит родину…
В 1946 году графиня начала работать в новой газете - «Цайт» («Время»). Известность во всем мире еженедельник Die Zeit обрел во многом благодаря Марион Дёнхофф. Которая его впоследствии возглавила, став одним из самых авторитетных публицистов. И теперь «красную графиню» называли уже гранд-дамой политической журналистики.

А что же ее любимый Фридрихштайн? Судьба сыграла с ним злую шутку: былую вотчину непримиримой противницы нацистов стали считать… дачей Геринга (узнав об этом много лет спустя, Марион Дёнхофф была шокирована). По-немецки Фридрихштайн указывался как Herrenhaus - господский дом, усадьба. Однако у нас в «Herren» услышали имя Геринга - одного из главных соратников Гитлера. Вот и решили, что в Каменке была дача Геринга. Даже в документах так и писали: «Усадьба бывшего рейхсминистра нацистской Германии Германа Геринга».

Разорение имения растянулось надолго. Так, главный его объект - 116-комнатный дворец - лет 15 разбирали на стройматериалы б/у для нужд окрестных поселков. При этом Кант пропал. Правда, есть версия, что после начала наступления Красной Армии в январе 1945-го немцы его перевезли, спрятав в кёнигсбергском форту № 3. В 90-х там были проведены археологические работы, в ходе которых специалисты обнаружили немало артефактов. Но бронзовый Иммануил им что-то не попался…

В середине 80-х журналистка Дёнхофф узнала от коллег из СССР о безуспешных поисках Канта. Нарисовав схему расположения памятника в своем парке, она посоветовала в том месте покопать.

- Какой-нибудь сознательный комсомолец, - пояснила она, - приняв памятник мыслителя за фигуру прусского помещика, мог закопать его там.

Летом 1986-го в Каменке провел раскопки калининградский краевед Авенир Овсянов. И вновь - много всякого нашли. Кроме главного.

От войны - к вечному миру

В 1989 году в область еще не пускали иностранных туристов. Марион Дёнхофф закрытый регион разрешили посетить в порядке исключения. Но «попросилась» она не для того, чтобы ностальгировать. В Германии удалось найти гипсовую форму утраченного Канта. На свои деньги (полученную премию имени Гейне) графиня заказала отливку бронзовой копии (тогда еще уменьшенной, 60-сантиметровой). И в августе 1989-го поехала с «малым Кантом» в бывший Кёнигсберг.

Марион Дёнхофф была вынуждена и к нам, и обратно добираться кружным путем - через Варшаву, Брест и Вильнюс. 1600 км вместо 600. И в довольно тесной машине. Непростое путешествие даже для молодых, а ей было уже 79 лет… Вот уж воистину - железная леди!

Между прочим, это с ее легкой руки стали называть монстром Дом Советов - он особенно впечатлил гостью: «Над всем доминирует самое уродливое здание, которое я когда-либо видела в мире». Разумеется, графиня имела право высказать собственное мнение. Вместе с тем можно ведь сказать и так: монстры - в глазах смотрящего… Не говоря о том, что ее резкие слова легли на благодатную почву. В то время как раз зарождался процесс, ныне именуемый «германизацией»: свое охаивали, перед чужим (немецким) - преклонялись, если не сказать - пресмыкались.

Впрочем, главный вывод, который она сделала для себя: «Русские чрезвычайно человечны и достойны любви». А еще - решила, что немцы должны воссоздать памятник Канту уже в полный рост, подарив Калининграду. Его открытие состоялось 27 июня 1992-го (кстати, копия стоит на «родном» постаменте - уцелел благодаря тому, что после войны достался бюсту Эрнста Тельмана). На церемонии в толпе вперемешку стояли русские и немцы. И калининградский писатель Юрий Иванов сказал: «Кант принадлежит не нам и не вам. Он принадлежит миру». Ответом ему были общие аплодисменты.

Потом «красная графиня» еще приезжала. Если не ошибаюсь, последний визит состоялся в июне 2000-го. Причем тогда она посетила область вместе с Рихардом фон Вайцзеккером (президент ФРГ в 1984-94 годах).

Марион Дёнхофф умерла 11 марта 2002-го, на 93-м году жизни. Конечно, ей было грустно от увиденного в Каменке на месте родового гнезда. Однако вот что она еще написала «по горячим следам» своей поворотной поездки в августе 1989-го:

- Если раньше Фридрихштайн был недосягаемой, но все же реальностью, то теперь он превратился в мир мечтаний, и в этом мире он вечен.

И невольно опять вспоминается Кант. Точнее, его знаменитая работа - «К вечному миру».

Владислав Ржевский
Количество просмотров: 528