Колючая шинель – единственная память о погибшем отце
Фото из семейного архива Кобзевых

Колючая шинель – единственная память о погибшем отце

09.12.2019 11:25

Несмотря на свои 82 года, Людмила Григорьевна, педиатр с 59-летним стажем, продолжает трудиться в детской поликлинике на набережной Адмирала Трибуца. 

- Я уже работаю, конечно, на четверть ставки, а сейчас гощу у сына в Санкт-Петербурге, - рассказала наша собеседница. Со своим мужем, кадровым военным Федором Кобзевым она познакомилась в 1968 г. в Калининграде. На запад страны молодой врач приехала работать из родного города Вязники, увидев объявление в газете о наборе медработников. 

- С мужем нас многое связывало. Наши отцы не вернулись с войны, - говорит Людмила Григорьевна.

Федора Дмитриевича не стало 3 года назад. Вместе они прожили 48 лет, вырастили двоих сыновей, которые подарили им 4 внучек и 2 правнуков.

В семье Кобзевых бережно хранят память о своих фронтовиках. 

- Мой папа - Коротков Григорий Георгиевич родился в 1908 г. в городе Вязники Владимирской обл. Он окончил текстильный техникум и работал мастером на фабрике. В 1929 г. женился  на моей маме Курицыной Антонине Ивановне. Моя старшая сестра Римма родилась в 1930 г., а я в 1937 г., - рассказала женщина. 

Стала вдовой в 34 года

Когда началась вой­на, Григорий Георгиевич добровольцем ушел на фронт. Весной 1942 г. после ранения в челюсть он приехал на побывку. Людмиле тогда было всего пять лет. 
- Я не помню его лица, но у меня до сих пор осталось на щеке ощущение от колючей шинели, когда он взял меня на руки. После ранения папу направили на курсы. Он получил звание «младший политрук» и был назначен заместителем командира взвода штрафной роты. На такую ответственную должность направлялись только достойные люди, обладающие исключительными качествами, - считает Людмила Григорьевна. - С этого момента наша семья стала получать офицерский паек. Жить стало полегче, ведь в семье работала только мама - швеей, и было 3 иждивенца - мы с сестрой и бабушка. Но цену за это мы заплатили страшную.

Похоронка на отца пришла 27 ноября 1942 г. В ней говорилось, что Коротков Григорий Георгиевич умер от ран в полевом госпитале и похоронен в братской могиле в Калининской области. 

- Я  помню День Победы. Жители нашего городка вышли на улицы и ликовали, а мама сидела в нашем старом и кривом домишке и плакала навзрыд от радости и горя. Мы с сестрой стояли возле нее на коленях  и как могли, по-детски, сквозь слезы утешали ее. Мама стала вдовой в 34 года и до смерти сохранила верность моему отцу, а мы с сестрой выросли сиротами, - рассказала Людмила Григорьевна. Такая же доля досталась и ее мужу. 

Погиб, не узнав о рождении дочки

Дмитрий Данилович Кобзев ушел на войну в июле 1941 г., оставив жену с четырьмя детьми. Он погиб в феврале 1942 г., так и не узнав, что у него в марте родилась еще одна дочь. Старший из сыновей, Иван, прибавив себе год, ушел добровольцем на фронт. Всю ответственность за семью пришлось взвалить на свои плечи десятилетнему Федору. 
До своей гибели Дмитрий Данилович написал родным несколько писем. В последнем говорилось: «50 суток непрерывно находился в бою, сейчас вывели на доукомплектование». В августе весь район, где жила семья Кобзевых, был оккупирован немцами. Похоронку на Дмитрия Даниловича жена вложила в книгу и спрятала в сарае. Больше ее не нашли. От непосильной работы и переживаний Ольга Стефановна Кобзева умерла в апреле 1945 г. Медаль «За отвагу», которой был награжден отец, Федор Кобзев получил уже в послевоенные годы. Где похоронен Дмитрий Данилович, до сих пор неизвестно. Он значится в списках тех, кто пропал без вести.

Диляра Седова Главный редактор
Количество просмотров: 561