Было Ляша – стало наше
Фото из архива автора

Было Ляша – стало наше

20.03.2023 09:00

55 лет назад бункер последнего коменданта Кёнигсберга превратился в знаковый музей Калининграда

На окраины прусской столицы передовые советские части вышли еще в конце января 1945-го. Но с ходу идти на приступ было невозможно. Кёнигсберг не просто так называли «город-крепость». Это была отнюдь не фигура речи. Оборонительная система здесь строилась на протяжении семи веков. Многое можно видеть и поныне - форты, башни, крепостные ворота, валы, бомбоубежища.

Впрочем, и вся Восточная Пруссия считалась наиболее укрепленной провинцией Треть­его рейха. После двух недель тяжелейших боев, пройдя всего сотню километров, наши войска были настолько обескровлены, что на подступах к Кёнигсбергу пришлось остановиться. К тому же с юго-запада 3-му Белорусскому фронту угрожала Хайльсбергская группировка - самая мощная из трех еще имевшихся у немецкого командования в Восточной Пруссии. И прежде чем штурмовать город, было необходимо ликвидировать этот опасный «котел».

Логово «фона-барона»

Конечно, и враг не терял времени даром. Получив передышку, в Кёнигсберге продолжили усиливать оборону. А в самом сердце старого города началось спешное строительство особо мощного бункера - для командования гарнизона.

Возвести его решили на площади перед зданием Кёнигсбергского университета (ныне это один из корпусов БФУ имени Канта). Всего за пару месяцев на глубине семи метров было построено железобетонное сооружение длиной 42 метра и шириной 15. Его электрифицировали, оборудовали надежной вентиляцией, провели воду. Не забыли и про канализацию - немец любил воевать с комфортом.

В бункер ведут два входа. Спустившись по крутой лестнице, попадаешь в уходящий вдаль коридор, по обе стороны которого - двери, двери, двери. Всего здесь 21 помещение.
В марте 1945-го, как только все было готово, немецкий штаб без промедления перебрался сюда. В здании Верховной дирекции почт (теперь в нем штаб Балтийского флота) сидеть было уже как-то неуютно. То шальной снаряд прилетит, то бомба…

Одну из комнат занял комендант Кёнигсберга. Кстати, имя этого генерала от инфантерии и сегодня нередко пишут так: Отто фон Ляш. На самом деле «фоном» он не был. Судя по всему, дворянскую приставку ему приписали в наших политотделах. То ли по ошибке, то ли в целях усиления пропаганды. Дескать, не просто гитлеровский генерал, а еще и «фон-барон»! И, как видим, этот ярлык к нему крепко приклеился.

Тянул до последнего

Немалое мужество требовалось от советских парламентеров, которые 9 апреля пошли к Ляшу, чтобы предъявить ему ультиматум о капитуляции. Гвардейцы подполковник Петр Яновский, капитан Александр Федорко и капитан Владимир Шпитальник не раз могли погибнуть еще по дороге. Но совсем горячо стало, когда они уже находились в бункере. Как вспоминал командир группы Яновский, «во время переговоров в комнату Ляша вошел его адъютант и доложил, что пришли нацисты и заявили, что они расстреляют Ляша и парламентеров». И генералу-«предателю» пришлось принимать энергичные меры, чтобы обезопасить себя от тех, кто в отличие от него был готов биться до конца.

К слову, после войны он написал книгу «Так пал Кёнигсберг». Относиться к подобным трудам всерьез сложно, мемуары проигравшего по определению - оправдание. Хотя один момент, думается, стоит отметить.

Число погибших в ходе штурма до сих пор известно лишь приблизительно. Считается, что немцы тогда потеряли около 40 тысяч человек, наши - порядка десяти тысяч. Едва ли кто будет спорить с тем, что потери могли быть меньше, если бы Ляш не тянул до последнего со сдачей города. Однако лишь вечером 9 апреля, когда штурмовые группы подошли уже совсем близко к бункеру генерала, когда возникла угроза уже его собственной жизни, он согласился на капитуляцию. Почему же? Ввиду «бессмысленности дальнейшего кровопролития». До этого, получается, смысл был…

Ошибочка вышла

Важность этого исторического места всегда понимали. Правда, на то, чтобы тут устроить музей, средств в разрушенном на 90 процентов городе долго не находилось. Тем не менее уже вскоре после войны возле бункера появился памятный знак. Мол, на этом месте был подписан акт о капитуляции гарнизона Кёнигсберга.

Решение о создании музея было принято в 1967 году. Открытие состоялось 23 февраля 1968-го. К сожалению, без ляпа не обошлось. Да еще какого! Новый музей назвали «Блиндаж».

Блиндаж, конечно, хорошо рифмуется с фамилией Ляш. Однако это убежище совершенно иного типа - полевое укрытие с крышей-накатом. История умалчивает, каким образом при наименовании музея произошла столь радикальная подмена понятий. Заметим только, что блиндажом этот бункер называли и задолго до его музеефикации.

Голоса о необходимости исправления позорной ошибки раздавались. Тщетно. При этом с начала 90-х все выглядело еще нелепее. После 1991-го в Калининградскую область стали пускать иностранцев, повалил зарубежный турист. Табличку музея написали уже на двух языках. И стало так: сверху - «Музей-блиндаж», снизу - «Museum-bunker»…
К общему знаменателю название привели лишь не так давно. Причем таблички поменяли без лишнего шума. Был «Блиндаж» - стал «Бункер».

Лучше один раз увидеть

Впрочем, «неправильное» название ничуть не сказалось на популярности этого музея. Он с самого начала стал важной точкой на туристической карте Калининграда.

«Бункер» - филиал областного историко-художественного музея. Тех, кто здесь трудится, в шутку называют «дети подземелья». Музейщики со стажем признаются: непросто было когда-то привыкнуть проводить под землей значительную часть жизни. Но зато как же интересно заниматься этой темой!..

Посетители согласны - здесь очень интересно. Недаром в этот уникальный, необычный музей многие приходят не по разу. Как говорят туристы, главное достоинство «Бункера» - его «всамделишность», аутентичность. Кажется, что время тут остановилось. И вот сейчас зай­дешь в следующую комнату, а там…

Между прочим, впечатлительные граждане порой за сердце хватаются, когда заглядывают в очередное помещение, а оттуда на вас смотрит… сам генерал Ляш! Пожалуй, его фигура особенно удалась. Есть и другие манекены, с помощью которых восстановлена обстановка немецкого штаба. Само собой, реконструирован и главный момент - подписание приказа о капитуляции.

Мало кто знает, что когда этот музей задумали, на территории, прилегающей к бункеру, планировалось установить трофейную технику, бывшую на вооружении войск Кёнигсбергского гарнизона. Однако потом от такой экспозиции отказались. А вместо немецкого оружия спустя годы здесь появились советские пушки, участвовавшие в штурме города-крепости.

Рассказывать об этом музее можно долго, но, разумеется, лучше хотя бы один раз увидеть все своими глазами. Кстати, побывав там, вы узнаете не только о штурме Кёнигсберга. А, например, о поисках легендарной Янтарной комнаты. Которая, если верить энтузиастам-поисковикам, замурована как раз здесь, за одной из стен бункера…

Владислав Ржевский
Количество просмотров: 673