Свидание назначила на 22 июня 1941 года,  а победу встретила в Тильзите
Фото из семейного архива Софии Хорошун

Свидание назначила на 22 июня 1941 года, а победу встретила в Тильзите

30.04.2020 15:29

Мы продолжаем помогать калининградцам размещать информацию об их фронтовиках в медиагалерее «Дорога памяти» Минобороны РФ. София Хорошун принесла фотографии своей мамы, участника Великой Отечественной войны, и дяди, пропавшего без вести в январе 1943 года.

До войны семья Ильиных жила во Ржеве. Бабушка и дедушка Софии Алексеевны работали в больнице: Василий Ильич помогал по хозяйству, а Татьяна Андреевна была санитаркой. Они думали, что их дочь Евдокия (близкие звали ее Дусей) пойдет после семилетки в медтехникум. Но для начала отвели ее в медицинский музей. Девушку поразили заспиртованные экспонаты в колбах, и она решила стать бухгалтером. После учебы работала в Госбанке, а по выходным вместе с подружками ходила на танцы. Там она и приметила курсанта авиационного училища Михаила. Он подошел к Дусе 21 июня 1941 г., признался в чувствах и пригласил на следующий день на свидание в бор. 

Плохая примета 

- Мама рассказывала, что утром, узнав по радио, что началась война с Германией, побежала с подружкой на место свидания, но Миши там не было. Она решила, что он уже на фронте. Но вдруг она увидела, что юноша идет с ее братом Колей. Миша попросил Николая купить бутылку водки, - рассказала София Алексеевна. – Михаил отпил пару глотков и запустил бутылку в дерево. Бутылка не разбилась. Тогда мама подумала, что это плохая примета, так оно и случилось.

Михаил оставил свои фотографии и попросил их передать родителям, в одну из деревень Калининской области. Но пока Дуся пыталась их разыскать, Калинин взяли немцы. А летчик Михаил Виноградов вскоре погиб.   

Николая Ильина призвали на фронт тоже в начале войны. В семейном архиве до сих пор хранятся два его письма. В апреле 1942 г. 19-летний юноша сообщил, что был ранен в ночь со 2 на 3 апреля и что будет находиться в госпитале две недели. Он просил маму и сестру попытаться навестить его в госпитале в Торопце. Но он не настаивал и написал: «Смотрите, как лучше. Если нельзя, то не ездите, чтобы я виноват не был».  Вторая сохранившаяся весточка от Николая датирована 20 июня 1942 года. 

«Это письмо мне принесло много радости, пока читал до половины а потом как прочитал что бабушка умерла так сразу покатились из глаз слезы. Но одним я был очень рад, что папа еще живой», - написал родным юный фронтовик (его пунктуация и орфография сохранены). Коля был обеспокоен здоровьем отца (его забрали на трудовой фронт), у которого была ранена нога, и просил сообщить о его состоянии. 

Николай Ильин пропал без вести в январе 1943 г. Его мама это чувствовала и начала кричать по ночам еще до того, как принесли похоронку.

К этому времени Дуся Ильина уже была на войне, а до этого вместе с коллегами рыла окопы и работала в эвакоприемнике. 

9 Мая устроили канонаду

Когда 3-й Белорусский фронт стал наступать, девушка вместе с госпиталем отправилась вслед за боевыми частями. Она была вольнонаемной, работала финансистом, а по ночам дежурила, помогая врачам и сестрам. Евдокия Васильевна рассказывала, как тяжело приходилось ей и ее подружкам. Как-то под утро привезли новую партию раненых. Их стаскивали с грузовиков и заносили внутрь. Одного крупного казаха еле-еле сняли с машины, да так и оставили на носилках у стены. Дальше его поручили нести Дусе и еще двум девушкам. 

- Дочечки, не надо, надорветесь, - сказал солдат. Но его нужно было доставить в палату, и девчушки это сделали.  

Полоцк, Смоленск, потом Литва и город Паневежис, а оттуда уже в Тильзит, нынешний Советск.

- Город был разбит. Мы боялись лишний шаг ступить, потому что предупредили – кругом мины, - рассказывала Евдокия Васильевна. В начале мая в Тильзите уже давно не стреляли. И вдруг 9 мая стала бить наша артиллерия. Мы всполошились, но это уже была победная канонада. Все радовались и кричали: «Война кончилась! Войне конец!» 
В честь Дня Победы Дуся пошла прогуляться с подругами  по Тильзиту, и тут им пришлось пройти еще через одно испытание. 

- Встретили солдат, и они нам сказали: «Кому вы теперь нужны будете…». Еще и не такое мне приходилось слышать. Мы же были вольнонаемными, нам форму не выдавали. Ходили в гражданском, иногда в медхалатах. И удостоверения у нас были другие, салатового цвета. Покажешь его в очереди по необходимости, а тебе в ответ: «Вольнонаемные не считаются!» Однажды я не выдержала и сказала продавщице, что мы на фронт добровольцами пошли и раненых на ноги ставили, чтобы они домой вернулись. Женщина устыдилась и извинилась передо мной, - рассказывала участник войны. 

После Победы она осталась в Тильзите и работала в военторге. А вскоре встретила старшего лейтенанта, фронтовика Алексея Алексеева и вышла за него замуж. Он служил в армии, когда получил назначение в Калининград, увез туда и жену. Евдокия Васильевна работала бухгалтером на железной дороге, но война еще долго ее не отпускала.
«Трамвай по улице громыхнет, искры посыплются, а мне кажется, что это взрыв». В семье Алексеевых была  традиция – отмечать День Победы в Советске, вместе с фронтовыми подругами Дуси. Алексей Константинович умер рано, в 1957 году. Его жены не стало в 1998 году. Софья Хорошун свято хранит память о родителях, погибшем на войне дяде и перечитывает его письма, ставшие ветхими и желтыми от времени.  


Диляра Седова Главный редактор

Фотосюжет:
Фото из семейного архива Софии Хорошун

Количество просмотров: 110