На фронте оказался после освобождения Украины, о войне рассказал в мемуарах
Фото из семейного архива

На фронте оказался после освобождения Украины, о войне рассказал в мемуарах

02.11.2020 10:44

Цикл статей нашей газеты проекта «Дорога памяти» в начале октября занял первое место в номинации «Лучшая публикация, посвященная 75-летию Победы» областного конкурса журналистов. Благодарим всех, кто пришел в нашу редакцию, чтобы вспомнить своих ветеранов. О многих из них мы уже рассказали и разместили информацию в медиагалерее  Минобороны РФ. Но у нас еще остались записанные истории о героях Великой Отечественной войны, поэтому мы продолжаем «Дорогу памяти».

Калининградка Елена Каплунова рассказала о своем отце Григории Максимовиче Каплунове. Родился он в 1926 году в украинской деревне Злынка и вместе со своей семьей пережил оккупацию Украины. Вспоминать об этом страшном времени не любил, дочке рассказал только, что прятался от фашистов, чтобы его не угнали в Германию, и что его документы сожгли в сельсовете перед тем, как деревню захватили немцы. А раз не было документов, то ничто не помешало 17-летнему пареньку попроситься на фронт. Год он провел в учебке, стал танкистом и оказался на войне, где вел дневник. 

«Сегодня я полез в свой чемоданчик и вдруг нашел старую потертую тетрадку, в которой описывал свой боевой путь. Мне было интересно ее почитать, и у меня возникла идея написать все это в более обширной форме. Интересно мне будет почитать о своей молодости, когда память уже будет мне изменять. Хотя это только маленький клочок жизни, но он самый памятный. Я вступал в жизнь, набирался опыта... Это школа, которая научила меня понимать людей, любить друзей, ненавидеть врагов, презирать смерть и любить свободу. Я на опыте осознал дружбу советских народов, когда мы в общей братской семье экипажа шли на врага, ели из одного котелка и делили последнюю горбушку хлеба», - написал красивым четким почерком ветеран, приступив к своим мемуарам в 1949 г. К этому времени у него позади была не только война, но и борьба с «лесными братьями» в Прибалтике. После этого Григорий окончил Рижское танковое училище и стал кадровым офицером. В отставку он ушел в Калининграде. 

Помнил всех погибших друзей

В семье бережно хранят фронтовую тетрадку с записями Григория Максимовича и его мемуары на 40 листах. Старший лейтенант был награжден медалями «За освобождение Варшавы» и «За взятие Берлина». Какой страшной ценой они дались, можно судить по его записям, где он с невыносимой болью рассказывает  о своих погибших товарищах: «Наш экипаж состоял из представителей трех наций. Я буду вечно помнить тебя, дитя юга. Ты хвалил свою родину - Кавказ и свою любимую черкешенку. Ты был смелый и веселый. Всегда перед боем ободрял меня и хвалил, когда я метким выстрелом сшибал фрицев. Я помню также, как тянул тебя с горящей машины, а ты кричал: «Беги один, я сам доползу!» Также буду помнить твою храбрость и презрение к смерти, когда мы шли в бой под Заксендорфом...Все же судьба тебе изменила, и клятва наша вместе дойти до Берлина не осуществилась. Уже на подступах ты пал с куском железа в боку. Я с трудом забрал из твоей уже холодевшей руки гранату и как сейчас помню твои последние слова: «Григор, моя сейчас будет помирать. Ты пиши мой мать, что моя погиб честно и за меня ты о...». И ты замолчал, но я понял, что ты хотел мне сказать, и твою просьбу исполнил».    

В своих мемуарах фронтовик пронзительно, со страшными подробностями описал рукопашные бои, в которых он принимал участие, когда его танк выходил из строя.
«Когда кончился второй магазин, я бросился, как в бреду, вправо, упал на убитого пехотинца и схватил его винтовку. Выпустив обойму, я растерялся, стрелять больше нечем было. Метров в 20 впереди бежал огромный немец с оскаленными зубами и страшным лицом. В руках он держал винтовку с блестящим на конце штыком, я похолодел, увидев его, и до сих пор не могу вспоминать этот случай без содрогания. Вдруг я вспомнил про совсем забытый в кармане «вальтер», но не успел выстрелить, как за спиной застучал пулемет и скошенный пулями немец упал на бруствер. Остальные фрицы еще бежали. Они, как безумные, страшно рыча, бросались вперед и падали под пулями. Когда их стоящих уже не было, я оглянулся назад и увидел Ваську Жигулина с пулеметом на ремне. Я подбежал и обнял его, а часа через два плакал над его трупом. Немцы под прикрытием «тигров» ворвались в траншеи и много перекололи ребят. Только пулеметным огнем из машин их удалось остановить, даже медсестры отстреливались». 

Мурашки бегут по коже, когда читаешь эти воспоминания очевидца и невольно думаешь как они, совсем мальчишки, смогли выдержать такое и не сломаться. Пройдя через ужасную войну, они вернулись к мирной жизни, восстанавливали страну, растили детей, учили их быть людьми и мечтали только об одном: чтобы на земле всегда был мир.


Диляра Седова Главный редактор

Фотосюжет:

Количество просмотров: 52