Мама пережила оккупацию и пошла работать в эвакогоспиталь
Фото из семейного архива

Мама пережила оккупацию и пошла работать в эвакогоспиталь

14.12.2020 10:43

Мы продолжаем помогать калининградцам размещать на портале «Дорога памяти» фотографии и информацию об их близких, участвовавших в Великой Отечественной войне. Галина Виленская рассказала нам о своем отце – артиллеристе Евгении Федоровиче Титове и маме Аделаиде Андреевне Гладковой, которая в 17 лет решила помогать раненым.

Женя Медведев на своем выпускном вечере 21 июня 1941 г. мечтал о будущем и не знал, что его планы перечеркнет война. На следующий день он пошел в военкомат.  

- В то время было не так много юношей после десятилетки, поэтому папу определили в артиллерийскую школу. Воевать он начал в 1942 г., -   рассказала Галина Евгеньевна. 
Фронтовик своей единственной дочке про войну практически ничего не говорил, а если и вспоминал, то только эпизоды.

- В артиллерии были лошади, и нужно было ездить верхом. Папе, выросшему в столице, это давалось нелегко. Он говорил, как ему было тяжело ходить, когда он слезал со своего коня, - говорит дочь ветерана. - Еще знаю один случай, когда папе с его боевыми товарищами пришлось отступить из деревни под натиском фашистов. Но тут отец увидел, что не хватает одного бойца. Они с боем вернулись в ту деревню и обнаружили пропажу в сортире, из зловонной жижи торчала только голова солдата. Они же все такие молодые были, мальчишки совсем, и им хотелось выжить. 

Четыре ранения и контузии

Евгению Титову в конце вой­ны исполнилось 22 года, а он уже был опытным офицером, не раз ходившим в разведку. Но кичиться своими заслугами не любил, может быть, поэтому и был представлен к единственной награде только в конце мая 1945 года, но зато сразу за совокупность подвигов. В наградном листе говорится, что лейтенант Титов во время войны был четырежды ранен. В первый раз это произошло в июле 1943 г. После отхода части он был послан в разведку в село Ивановку Курской области для выяснения обстановки. Храб­рый командир разузнал, что в деревне находится стрелковый полк противника с танками. На обратном пути он получил пулевое ранение в голову. Вторично артиллерист был ранен через месяц при обстреле. Третье ранение случилось в конце ноября этого же года при наступлении Красной армии на Кривой Рог, а позже еще была контузия. 

Из Болгарии в Гумбиннен

Война для командира взвода управления артдивизии закончилась в Болгарии, а через некоторое время его полк перевели в Гумбиннен (нынешний Гусев). Здесь он и встретил свою любовь Аделаиду Гладкову, которая тоже много горя хлебнула. Малоярославец, где она жила, был под немецкой оккупацией, родной дом заняли фашисты. Семья ютилась в землянке. 

- Мама рассказывала, что немцы были плохо одеты и не готовы к зимним морозам. Как-то один из солдат погнался за ней, чтобы снять с нее валенки. Мама прыгнула в глубокую яму от разорвавшегося снаряда. Ее спасло то, что фриц испугался туда прыгать, - вспоминает рассказы матери Галина Евгеньевна. - Когда город освободили, маме было 17 лет, и она стала работать в эвакогоспитале, а потом отправилась с ним на фронт. Их состав становился так близко к передовой, что раненые к ним сами доходили и доползали. 
Еще Аделаида Андреевна рассказывала, как больно было смотреть на станциях на голодных детей, просящих еду. Начальник эвакогоспиталя приказал разводить суп водой, чтобы по дороге подкармливать ребятишек. 

- Во время войны мама была ранена в руку и получила контузию, поэтому всю жизнь не слышала на одно ухо, -  сообщила ее дочка.  

Родители Аделаиды стали одними из первых переселенцев в новую советскую область. Но ее отцу долго жить было не суждено, он умер в 1948 г. и похоронен на стихийном кладбище возле Фридландских ворот. 

- Мы с мужем поставили крест на могиле, но недавно нам сообщили, что в связи с реконструкцией музея останки будут эксгумировать и переносить на кладбище в Гурьевский район, в общее захоронение. Мне 73 года, как я туда буду ездить? Я попросила кремировать останки моего дедушки, чтобы я могла поместить прах в могилу бабушки, чтобы они были все вместе. Мне сказали, что так нельзя, что, мол, всех перезахоронят в одном месте. Но кто дал право городским властям распоряжаться останками моего деда. Неправильно это. 

Галина Евгеньевна попросила нас вмешаться в эту ситуацию, и мы напишем запрос в администрацию Калининграда, чтобы выяснить, могут ли пойти навстречу внучке первых переселенцев и дочери двух фронтовиков, которых уже давно нет в живых. В семье хранят о них память и ухаживают за их могилами.

Диляра Седова Главный редактор
Количество просмотров: 243